Fontaliza

Однажды юноша из Горловки в 14 лет увидел по телевизору клип западной рок-группы. После этого решил стать музыкантом и таким же крутым «чуваком» с гитарой.  Сегодня основная масса молодёжи, из небольших городов Украины не могут мечтать стать подобными фигурами по причине отсутствия рока на ТВ как такового. О сегодняшней ситуации в украинском шоу-бизнесе, истории становления группы из Донбасса и о новом течении в украинском роке,  говорим с Павлом Холошевым — фронтменом группы FONTALIZA, в преддверии большого сольного концерта, который состоится 26 апреля в клубе Sentrum.

В какой среде ты вырос, начиная от семьи и заканчивая городской тусовкой?

С детства в доме звучала рок-музыка. Слушал Pink Floyd, Led Zeppelin, Машина Времени, Б.Г. и др.  Папа был и остаётся меломаном старой рок школы. Первые аккорды на гитаре показал отец. Одна из первых песен, которую я выучил на гитаре – это «Wish You Were Here» Pink Floyd. С детства помню, ходил на джем-сейшены поколения 90-х годов. Это были мрачные, совковые группы а-ля Ария — много пафоса, минимум музыки и максимум алкогольного угара. Но тогда посещаемость была очень высокой, люди ходили на концерты.

Когда мы начинали играть, это уже была так называемая третья волна рок-н-рола. В середине нулевых в Горловке появилось много молодых групп играющие metal-core. Из этого поколения вышли  известные Jinjer, сейчас много гастролирующие по Европе. На момент наших первых шагов, в качестве коллектива, в городе насчитывалось около 60 групп. Помню, идёшь по Горловке и слышишь в подвалах, гаражах доносившиеся с репетиционных баз звуки Rock(а). Прекрасное было время. Кстати, у нас в городе хорошая джазовая школа. Наш барабанщик Артём выходец из неё. Многие учащиеся поступали в Донецкую консерваторию. В общем, мы выросли в прекрасной музыкальной тусовке, коей и являлся наш родной город Горловка.

Помните свой первый концерт?

Да, мы уже наработали некоторый материал и хотели себя показать. Дали послушать свою демку арт-директору одного из клубов и он взял нас. Мы были удивлены тем, что он сравнил нашу музыку с Coldplay. Сейшн назывался «РокДиверсия» и мы разогревали две Киевские панк-группы. Волновались, больше всего боялись местного авторитета старого панка Пая, который не церемонился в поведении ни с кем. Нас запугивали, мол, ну всё, если Паю не понравиться, он вас разотрёт в порошок. В итоге, этот местный панк-авторитет весь наш сет выстоял и даже аплодировал нам. Это мы считали за успех.

Первое выступление вне Горловки состоялось в Донецке. Мы разогревали группу из Запорожья Mushmellow. Но организаторы концерта нам поставили условие, продать 30 билетов стоимостью 40 грн. Что мы только не делали. Продавали всем: одногрупникам, знакомым знакомых, просто приставали к людям на улицах. В итоге продали 30 билетов. И каково было удивление организатора концерта, он сказал, что мы больше всех продали билетов (всего на концерте было человек 120). Именно в конце этого выступления, мы сыграли кавер на MUSE. И приём публики был весьма впечатляющим. После этого промоутер концерта, предложил нам сделать большую программу каверов. Тогда в Донецке этого ещё не было. В итоге на кавер-пати набился полный зал около двух сот человек, и концерт прошёл на ура. По горячим следам сделали программу из песен Placebo и после этого мы обрели некоторую известность в Донецке. Потом вышли на другие города, Днепр, Харьков, Полтаву.  

Не было желания быстрой наживы, и уйти в кавер-бизнес?

Мы никогда не ставили в приоритет петь исключительно каверы. У нас всегда был свой материал. И даже на кавер-пати в конце выступления мы пели пару своих треков. Людям нравилось, наши песни репостили в соц. сетях. Мы рассматривали игру чужих песен, как толчёк, трамплин для группы. Потому как мы понимали, что в действительности арт-директорам не нужны малоизвестные группы со своими песнями.

С каверами мы завязали весной 2014 года, ещё до приглашения разогревать Океан Ельзи. Главной причиной было то, что после записи полноценного альбома, отдав много сил, времени и энергии, мы чувствовали, что заниматься игрой чужих песен – это шаг назад. Мы хотели продвигать свои песни. Мы хотели, чтобы люди слышали наше творчество, наши переживания в музыке. Но без практики исполнения чужих треков мы бы не научились чувствовать музыку так, как мы её чувствуем сейчас.

Какой имеете опыт студийной работы?

Самый первый наш студийник был записан в Горловке в 2012 году. Это были  10 треков, которые считали на тот момент лучшими, все песни русскоязычные. Но мы его не считаем полноценным альбомом. Это был первый опыт записи и домашнего сведения. Полноценный альбом «Underthefloor» записывался в 2014 году в Славянске. Друг посоветовал студию, расположенную в лесу, в частном доме, спроектированную по аналогам лучших английских студий звукозаписи. Приехав на место, нам очень понравилось, но сумма за запись, нас повергла в стопор. У нас не было таких денег.  Но нам помог наш друг Андрей, который вместо покупки мотоцикла, решил отдать деньги на более полезное дело, как он посчитал. Спасибо ему большое! В итоге мы неделю записывались в прекраснейшей атмосфере: лес, вой волков, ночное звёздное небо. Писали каждый инструмент отдельно, хоть и было желание записывать вместе, но на эксперименты не решились, боялись, не вложимся в график.

Fontaliza

Каково было всей группой переезжать в столицу?

После переезда в Киев, это произошло после концерта с О.Е, у нас был сложный реабилитационный период. Элементарно нужно зарабатывать деньги на жизнь, жильё и т.д.  Здесь всё нужно делать самим . В Горловке была и репетиционная база и дом. Поэтому вторая половина 2014 года выпали в творческом плане. Съёмные репбазы в Киеве нас не вдохновляли на творчество, хотелось быстрей отыграть и уйти. Но сначала 2015 года всё устаканилось. Место для репетиций у нас теперь на втором этаже гаража, в котором наш басист Игнат чинит машины. В нём мы чувствуем себя, как дома, не спеша сочиняем музыку и джемим в своё удовольствие. У нас в багаже много нового материала, который нужно довести до ума.

Какому языку вы отдаёте или всё-таки отдадите предпочтение в своём творчестве?

Если мы возьмем творчество Земфиры, то у неё русский текст звучит отменно. Ведь владеть словом и подставлять нужные слова в музыку – это большой дар и язык не помеха. Мы не ограничиваемся в языках, будь то русский, английский или украинский. Мне нравится, когда текст сразу воспринимается. У нас есть одна песня, записанная как на русском, так и на английском. И людям больше нравится на русском. Но с оглядкой на концертную деятельность, для самих нас, текст играет второстепенную роль. На первом – это музыка и энергетика саунда и группы.

Концерт с Океаном Ельзи– это некая черта в вашей истории. Что изменилось после выступления на Олимпийском?

До концерта О.Е.  мы уже представили нашу новую программу, сняли клип, но мы ещё не переехали в Киев. В планах переезд был осенью.  Но как раз этот разогрев дал нам толчок для быстрейшего сбора вещей и переезда в Киев. Конечно же, были и мимолетные ощущения славы, когда в метро к тебе подходят за автографом. Ну, и в каком-то смысле стало тяжелее, осознавая то, что ничего не изменилось в твоей жизни. Также не хватает денег на проезд, а люди подходят и говорят, о… да вы же звезды, вы Океанов разогревали! И у тебя происходит раздвоение личности, когда на бытовом уровне элементарно не хватало денег на  съёмное жильё, а с другой стороны тебе говорят о твоём звёздном статусе. Но самое главное достижение – это отличный козырь для нашего директора группы при договоренностях о концертах в клубах. Когда арт-директоры понимают, что это та самая группа, которая разогревала Океан Ельзи, то переговоры идут намного проще.

За последний год в нашей стране появился интерес к украинским группам. Ощущаете ли вы эти изменения?

 Да, конечно. Появился некий круговорот. Всё больше выступая, группы получают вдохновение от публики, и в результате группа делает больше и лучшую музыку. Всё это и создает живую украинскую сцену, объединение музыкантов, которые играют не с коммерческой целью, а с желанием просто творить. И здесь появляется конкуренция, переходящая даже в какие-то  мелкие конфликты. Например, в Харькове у нас намечен концерт. Нашему менеджеру звонят представители киевской группы  Stoned Jesus с уверениями о том, что если вы захотели с нами потягаться в Харькове, то вам это не получиться сделать. Оказалось, что наши концерты состоятся в один вечер. Но мы не соревнуемся с ними, мы даже собираемся сходить к ним на выступление в Харькове.

Как оцениваете украинский шоу-бизнес?

Будучи  в Одессе, мы  включили один из центральных музыкальных каналов, и увидели клипы. У меня постоянно возникал вопрос, а кто эти люди и кому, то что они делают, это надо. Ведь даже корпоративная культура сегодня ушла в прошлое. Кому приходит в голову снимать дорогие клипы и для чего? Несмотря на эту пропасть между телеком и реальной концертной жизнью в Украине, мы ощущаем некий новый ветер перемен в музыкальной жизни. Все эти искусственные артисты с их клипами уходят в прошлое и на первый план выходят группы, которые реально выступают на площадках и которых видят зрители. Вот эта деформация сейчас происходит на наших глазах. Собственно, после революции  в стране меняется общество и музыкальная культура не исключение.

Группе хватает саунда на троих. Нет надобности, увеличивать состав?

Чем больше мы вместе, тем больше нам легче писать музыку для троих. Она становиться более полноценной. Мы считаем, что музыку можно писать для троих. Просто в этом есть свои правила: каждый должен играть свою партию без дубляжа. Пока не видим смысла в одном человеке, лучше пару лишних  педалей купить.

Что думаете «вычудить» на предстоящем сольнике в Sentrum?

Мы сами не знаем, что произойдет на предстоящем концерте, оставляя за собой место для импровизации. Мы хотим разрушить стену между зрителем и музыкантами, что бы это было по-настоящему. Ещё не согласована до конца ни программа, ни действия. Мы отдаемся эмоциям и готовы к полной отдачи зрительного зала. Друзья рассказывают о вещих снах. Кому то снилось, что мне на сцене руку бинтуют. Предупреждают, будь аккуратен. Посмотрим к чему бы это…

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Дмитрий Рядков
Автор Дмитрий Рядков

pulsetvua@gmail.com

Оставить комментарий